Почему на войне солдату тяжелее всего


Почему на войне солдату тяжелее всего

Психология «Солдат удачи»: кто и почему стремится любой ценой попасть на войну?


Поделиться 24.09.2017 в 07:00 1686 просмотров

Участниками конфликтов на Ближнем Востоке зачастую становятся не только завербованные религиозные фанатики, но и вполне профессиональные бывшие военные: их война — это не война за веру и даже не война за деньги, а война ради войны. Оговоримся: эти люди со сломленной психикой- скорее исключения из правил.

Большинство бывших военнослужащих и участников военных конфликтов, в том числе из Ульяновской области, находят силы вернуться к мирной жизни, в свои семьи и находят профессию на гражданке.

Но опасными для общества становятся не они.

Рэмбо против мира Чтобы разобраться в психике этих людей, мы обратились в госпиталь ветеранов войн и вооруженных конфликтов — там существует специальный отдел по реабилитации ветеранов антитеррористических операций и военных конфликтов. Работают чаще всего с участниками первой и второй чеченской кампаний и «афганцами» — несмотря на то, что последним уже, как правило, за пятьдесят.

Наши собеседники — медицинский психолог Ольга Вылегжанина и врач-психотерапевт Михаил Медведев. В российской культуре то, что описывается термином «посттравматический синдром» (иногда его называли «афганским синдромом»), практически не появляется.

В США, к примеру, все иначе — классическим примером киногероя — психически травмированного военного является Рэмбо. Военнослужащий, вернувшийся из джунглей Вьетнама, начинает неадекватно воспринимать мир вокруг себя и приносит войну следом в мирный городок.

Начинает свою войну, но уже не против «гуков», а против собственного государства. — По правде говоря, в странах Запада все-таки не умеют решать эту проблему, проходят десятилетия, а их психологи так и не нашли панацеи от посттравматического синдрома, по старинке они работают с ветеранами теперь уже Ирака, прописывают им антидепрессанты, причем легко, без особых на то показаний, — рассказал Михаил Медведев.

— Мы считаем, что гораздо важнее выстроить с человеком доверительные отношения, а не пичкать его таблетками и психотерапией. Ветераны горячих точек имеют тенденцию закрываться от мира, «вы там не были, вам не понять».

Нужно сломать эту стену, чтобы человек мог высказаться.

И помочь ему вернуться к обычной жизни, насколько это возможно. Опыт, который нельзя отменить Чем вообще вызван посттравматический синдром? С точки зрения психотерапии, опытом, который не имеет аналогов в мирной жизни.

Человек попадает в травмирующую ситуацию с настолько ярким выбросом гормонов, настолько «настоящую» в сравнении с «пресной» мирной жизнью, с настолько экстраординарным опытом, что не может найти что-то настолько же «подлинное» в мирной жизни. Это наркотический эффект. Возникает он не у всех, а у тех, чей опыт был тяжелее опыта других, — участие в открытом ближнем бою, уничтожение своего подразделения, опасные ранения. — Человек не может найти в мирной жизни чего-то сравнимого и начинает ударяться в экстремальные виды спорта, к примеру, или теряет барьеры и совершает поступки, которые другому кажутся безумными.

Он делает это, чтобы снова почувствовать тот гормональный, адреналиновый всплеск, который был тогда, — рассказывает Ольга Вылегжанина. — Это может толкнуть человека в опасные ситуации и при некоторой доле отсутствия социальных запретов сделать опасным для общества.

Но это только одна и наиболее очевидная причина посттравматического синдрома.

Другая состоит в самом характере войн последнего времени. Они… неоконченные. В этом причина разницы между поведением ветеранов Великой Отечественной и ветеранов, к примеру, Афганистана.

Там была очевидная и окончательная победа, здесь границы размыты, войска попросту вывели.

— У человека остается ощущение неоконченного дела, неотмщения за погибших товарищей, и он стремится вернуться и «довоевать» свое, — рассуждает Михаил. — Нет чувства того, что войны больше нет.

Она есть — просто ты не там. Опять-таки там, на войне, осталось настоящее, а здесь — торговля, потребление, телевизор… Это третья причина синдрома. Несоразмерность масштабов целей.

Русских издревле учили защищать Отечество — это видится почти 100% граждан высокой и благородной целью. Там цели самые естественные для человека.

Выжить. Защитить себя. Защитить близких. Победить. А здесь какие цели? Проблема носит экзистенциальный характер, то есть характер поисков смысла существования.

Смысла в мире без войны. — Они приходят обратно и пытаются найти свой смысл жизни и не находят его. Встречают изменившийся мир, товарно-денежные отношения вместо солдатского братства, цинизм.

Они, сражавшиеся за высокие цели и идеалы, спускаются на бренную землю, — добавляет Михаил.

— Разумеется, им хочется вернуться туда. Найти высокие цели здесь куда сложнее. Кровь зовёт? Поиск высоких целей и неприятие «прозы жизни» может сделать ветеранов военных конфликтов легкой мишенью вербовщиков-профессионалов или деструктивных религиозных и политических течений.

Они могут предложить человеку ту цель, которой ему не хватает. Ту борьбу. И вот вчерашний полковник ГРУ (вы знаете, о ком речь), уважаемый и заслуженный военный, вдруг превращается в бунтовщика, который пытается устроить в стране во­оруженный переворот. За ним идут другие — тоже бывшие военные.

Они верят, что будут сражаться за высшие цели, как сражались давным-давно. Верят, что это способ «вернуться в строй» и снова испытать незабытое чувство причастности к обороне Родины и правды. Придумывают врага. Вместо защиты Отчизны они становятся преступниками.

А правда — она в том, что за нее не всегда нужно воевать.

Иногда в нее достаточно верить и честно трудиться да помогать людям. Достаточно быть человеком, а не оружием, которому нужен враг. Воевать ради того, чтобы воевать — значит уродовать сам смысл слова «военный».

Военный — это страж Родины, а не убийца, который ищет кровь.

Те, кто ищут кровь, тоже есть. Есть люди, исковерканные настолько, что им и на идеи наплевать — они будут сражаться на любой стороне конфликта, потому что ищет власть над жизнью и смертью. Клинический психоз, когда он овладевает человеком, который умеет сражаться и обращаться с оружием, — это беда, от которой могут пострадать десятки невинных людей.
Клинический психоз, когда он овладевает человеком, который умеет сражаться и обращаться с оружием, — это беда, от которой могут пострадать десятки невинных людей.

— Впрочем, я о таких случаях слышал от коллег, но не встречал здесь, в практике в Ульяновске. Да, война калечит людей, но остается что-то: вера, патриотизм, любовь к семье, что не дает людям встать на путь крови.

Им тяжело, и близкие их часто не понимают, с годами становится хуже, и даже какие-то мелочи могут возвращать их в ту травмирующую ситуацию. Но они сильные. Они настоящие солдаты и офицеры, — уверен Михаил.

— Разу­меется, им нужна помощь. Чтобы не спиться. Чтобы не поддаваться суицидальным мыслям.

Чтобы не терять смысл жизни. Но против своего Отечества, я верю, они не пойдут никогда.

Смогут победить своих демонов.

И все-таки попробуйте посмотреть на людей, которые прошли через пекло войн последнего времени иначе. Попробуйте понять их. Попробуйте помочь им жить дальше — особенно тем, кого война искалечила сильнее, чем других. Им нужна поддержка, даже если сами они в этом никогда не признаются.

Им нужно заново учиться жить — не как взведенная пружина, а как обычный человек. Они возвращаются с войн прямо сейчас.

Вернулись из Абхазии и Южной Осетии, из Сирии и из добровольческих соединений на Украине. Не надо смотреть на них как на оружие.

Как на людей посмотрите. И тогда им не захочется выходить на тропу войны снова.

— Хочу заметить: да, некоторых из тех, кто вернулся с войны, гложет желание вернуться туда, но гораздо опаснее романтизация войны и борьбы, жертвами которой становятся молодые, те, кто там еще не был, — отметил психотерапевт.

— У них еще нет стойкости. Они хотят стать героями там, раз уж здесь это не получается. Им недостаточно быть солдатами Российской армии. Им хочется увидеть именно кровь и войну.

Обратно они, как правило, уже не возвращаются. Опыта нет, поэтому охочих до крови мальчишек преступники используют как пушечное мясо.

Они погибают, став террористами, а не героями.

Война не дает им желанной власти, но берет под свою власть и посылает на смерть. Да и денег-то, если говорить о них, не приносит — зачем «пехоте» платить, если «пехоту» можно положить в ближайшем сражении, а потом набрать новую?

Андрей ТВОРОГОВ 24.09.2017 в 07:00 1686 просмотров Поделиться Конец содержимого Нет новостей для отображения

Дневник солдата — страшные будни войны

Прочитать статью

Работа в рамках проекта «МК-Урал» к 70-летию Победы 20.03.2015 в 08:51, просмотров: 2683 Героям земли Челябинской, которые прославили мужеством и доблестью нашу Родину, я посвящаю свою работу. В своей работе я рассказываю об участнике Великой Отечественной войны, бронебойщике-наводчике противотанкового ружья – Александре Анатольевиче Попове, моем двоюродном прадедушке. Историки находят и еще будут находить новые объяснения событий 1941–1945 годов.

Но мы, потомки наших героев-прадедов, сегодня понимаем, что в середине ХХ века решалась судьба нашей Родины и судьба еще не рожденных детей, внуков и правнуков. Тогда решался вопрос о свободе и независимости России, и старшее поколение решило его в нашу пользу.

В семейном альбоме Николая Александровича Попова (моего двоюродного дяди) я нашла рассказы о его отце – участнике Орловско-Курской битвы. Воспоминания были не просто интересными, а страшными, и мне захотелось, чтобы и другие познакомились с ними, потому что война прошла через все семьи России. В моей работе использованы дневниковые записи — воспоминания самого солдата, рассказы его сына.

Я пыталась почувствовать то, что чувствовал солдат на фронте. Я сделала попытку рассмотреть эти события через ощущения участника войны и поставила перед собой вопрос: «Какая она война для простого солдата?» И работая с дневником и письмами солдата, я получила ответ на свой вопрос. Может, впервые я начала понимать, что же такое война и как трудно и страшно было молодым солдатам там, где лилась кровь, и казалось, не было спасения от боли и страданий.

Из воспоминаний солдата Александра Анатольевича Попова: «Поезд уходил с Урала на фронт.

Чем ближе к фронту, тем больше по сторонам дороги разрушенных, сожженных сел, на обочинах дороги сожженные поезда. По дорогам часто видна разбитая военная техника – танки, машины…наши и немецкие. На станцию назначения прибыли ночью.

Через какое-то время в небе послышался гул самолетов – все услышали вой падающих с неба бомб. Станция была забита поездами.

Начался ад кромешный. Ночь, взрывы бомб, горящие поезда, крики раненых, топот тысяч бегущих бойцов, санитаров.

В небе — шарящие лучи прожекторов, ухающие залпы зенитных орудий и зарево полыхающих вагонов. Когда бомбежка прекратилась, собрали тех, кто остался живой, без ранений. Приказ – марш-бросок на передовую.

Бегом бежали в ночи вперед, где-то там передовая. На место пришли под утро. Рассвело.

Войсковая часть расположилась в лесу.

Солдатская кухня еще не приехала, все были очень голодные. Бойцы походили по лесу, обнаружили заросли малины и очень много спелых ягод.

Все схватили котелки, каски – бросились собирать ягоды.

В небе появился необычный самолет – рама, кто-то сказал, немецкий самолет-разведчик.

Через какое-то время засвистели снаряды по лесу, где солдаты собирали малину.

Начался обстрел немецкой артиллерией. Лес наполнился грохотом взрывов.

Тишину и покой взорвали комья земли, поднятые взрывами в небо, падающие деревья…».

Из тех сотен, что прибыли с Урала, к утру того дня в лесу осталось меньше половины… …Погоны, пилотки — это уже в 1943 году началось. Когда немцев стали гнать с захваченных ими территорий нашей страны.

Когда промышленность стала (научилась!) гнать на поток все необходимое для армии, для фронта. В 1943 году носили красноармейские шлемы, на ногах ботинки, поверх обмотки, ремни – брезентовые.

…Полевая армейская кухня… Сколько радости и сколько страданий приносила она во время войны! Пока боев не было, подвоз питания был нормальный.

Во время боев полевой кухни не дождешься.

Солдатские полевые кухни немецкие самолеты бомбили и расстреливали.

И тогда в ход шли сухари. Солдаты говорили, что наши сухари нужно было сначала неделями замачивать. «Ими бы с пушками по броне немецких танков бить», — шутили солдаты.

Из семейного архива: «Многие бойцы после боя ползком добирались до убитых немцев, шарили по их ранцам.

Мародерство было запрещено, вплоть до расстрела. Но когда хочется есть, а ничего нет, то чего думать, бери трофеи. Александр Анатольевич говорил, что у немцев были особенные сухари, их опускаешь в котелок с горячей водой и они разбухают. На немецких сухарях и дата стояла – штемпель года выпуска. Попадался и шоколад. Немецкий шнапс и сигареты были очень слабыми для русского солдата.

Попадался и шоколад. Немецкий шнапс и сигареты были очень слабыми для русского солдата. Их бойцы называли капустными.

Попадался и коньяк (в основном у офицеров)». Эти рассказы солдата не для всех, они только для сына, об этом не прочитаешь в книге, но как они важны для нас — эти «мелочи» солдатского быта.

Война становится ближе, понятнее и страшнее. В августе 1943 г. Александр Анатольевич воевал в 33-м полку противотанковой обороны, а в сентябре 1943 г.

— в 170-м стрелковом полку бронебойщиком-наводчиком противотанкового ружья.

В конце 1943 года Александр Анатольевич после госпиталя был направлен в конвойные войска НКВД. Он сопровождал пленных немецких солдат на Урал и в Сибирь. Он не любил разговаривать о войне.

Теперь я понимаю, что рассказывать о боли, о смерти своих товарищей, о том, что не хватало боеприпасов и бойцы голодными шли в бой, и о многом другом не просто нелегко, но и опасно. Солдатам запрещалось писать домой и рассказывать о трудностях на фронте.

Фронтовые письма проходили военную цензуру, и там показывался героизм и патриотизм советских людей, их душевные качества и преданность советской власти. Все это, несомненно, было. Но было и другое — отрицательное настроение, условия фронтового быта, усталость от постоянного риска, конфликты с начальством и товарищами и реакция на поражение наших войск. Такие письма не помещались в сборниках и не выставлялись в музеях.

Дневник, который попал мне в руки, не побывал в руках цензоров и писался он для сына и, естественно, солдат писал в нем то, что он чувствовал. Ведение дневников в действующей армии запрещалось, и с этой точки зрения дневник солдата Попова — особенно ценный. Я благодарна солдату, который рассказал, пусть немного о страшных днях, когда Победа была на волоске.

Благодарна и его сыну, который не только помнит подвиг отца, но и всю жизнь старается быть похожим на него. Смотря кинофильмы о войне, Александр Анатольевич иногда говорил: «Это кино, на войне все было не так.…» А как — не говорил. «Уже в середине 70-х годов (вспоминает сын солдата) на экраны вышел фильм «Освобождение».

«Уже в середине 70-х годов (вспоминает сын солдата) на экраны вышел фильм «Освобождение»

. На премьере этого фильма мы были вместе с отцом.

Фильм папе очень понравился. И, пожалуй, впервые он сказал, что это возможно самый правильный вариант войны. И все-таки, многое просто невозможно рассказать и показать, что значит настоящая война. Когда он смотрел военные фильмы, он плакал, и, видя его слезы, я начинал понимать: если плачет мужчина, то, видимо, действительно на настоящей войне было не просто страшно, а было что-то жуткое, о котором просто невозможно вспоминать и тем более рассказывать».

Александр Анатольевич рассказывал: «Бронебойщики – тяжелое противотанковое ружье (ПТР). Его носили чаще вдвоем с заряжающим, вторым номером.

Патроны термитные, длинные и очень тяжелые.

Боковую броню танка патрон ПТР пробивал и внутри танк выгорал дотла.

И если там были люди, то никто не выживал – люди сгорали, как свечки». У папы вторым номером был татарин. В одном из тяжелых боев он был убит.

Папа получил тяжелое осколочное ранение. Санитаров вообще поблизости не оказалось, поэтому при атаке немецких танков бронебойщики надеялись на удачу, на Бога, на самих себя… Солдат рассказывал, что водители немецких танков применяли при атаке такую тактику: они наезжали на окоп и начинали вращаться на месте, намертво засыпая тех, кто сидел в окопах. И если окоп был неглубоким, бойцу или бойцам был конец, их живыми уже не откапывали.

Не успели солдаты окопаться, как Александра Анатольевича ранило, рана была тяжелой.

Из раны в легкое шла кровь. Смог себя как-то перевязать.

Оружие бросать было запрещено, за это грозило суровое наказание.

И, тяжело раненный, солдат пошел к своим, неся еще и тяжелое противотанковое ружье. С трудом он дошел до своих. Попал в окоп с расчетом минометчиков.

Хотел остаться у них до прихода санитаров.

Но минометчики по-хорошему попросили папу идти куда подальше и побыстрее.

Дело в том, что минометы устанавливали как можно ближе к расположению противника (особенность траектории полета снаряда минометов). Как только противник засекал расчет минометчиков, по ним начинала бить немецкая артиллерия, поэтому минометчики редко выживали. И папа пошел добираться до своих… Не знает он, как дотянул до утра.

И наконец — медсанбат… Из воспоминаний: «У папы в легкие попало два осколка. Медсанбаты с передовой принимали сотни раненых. Носилки, переполненные палатки, раненые, убитые – прямо на земле… В военное время у нас в России всегда в дефиците продукты питания и медикаменты.

Отец рассказывал, что во время войны хирурги хорошо научились резать, отсекать (ампутировать). Резали хирурги без анестезии -обезболивающих уколов.

Их не хватало, да частенько их просто не было.

Широко распространенным в то время обезболивающим средством был спирт. Стакан спирта для ослабленного ранением бойца был сильнодействующим средством. Но это для сознания…А папе резали грудь, разрубали, очевидно, зубилом ребра.… В зубы папе велели зажать простынь, две медсестры по бокам держали папу за руки, за плечи».

Один осколок извлекли. Второй оказался дальше, глубже. Врач сказал, что раненый извлечения второго осколка не выдержит, умрет на столе.… Александра Анатольевича отправили в госпиталь сначала в Москву, потом в город Свердловск. Дядя вспоминал, как его отец рассказывал о том, сколько земли выкопали, перепахали за время войны простые солдаты, сколько выкопали окопов, землянок, блиндажей для комсостава и… могил.
Дядя вспоминал, как его отец рассказывал о том, сколько земли выкопали, перепахали за время войны простые солдаты, сколько выкопали окопов, землянок, блиндажей для комсостава и… могил. Сколько тысяч было похоронено от Бреста до Берлина.

Сразу после броска приказ – окапываться.

Рыли окопы. Если для долговременной обороны, то окопы укрепляли основательно – вбивали в углы окопов столбы, облицовывали жердями (у немцев – стены окопов и даже под ногами – все было выстлано, облицовано хорошими досками).

Выкапывали землянки для себя, для младшего комсостава, для больших командиров – основательные блиндажи. Перекрывали сверху бревнами в три наката, засыпали землей, покрывали сверху свежим дерном.

И часто бывало – снова приказ – марш – бросок на новые позиции. Все здесь выкопанное оставалось кому-то из других частей, идущих следом.

А на новом месте снова окапываться, обустраиваться. Сколько же надо было сил… О смерти на войне мой двоюродный прадедушка говорил, как в песне: «четыре шага». Но смерть была везде, каждый час, каждую минуту.

На марше – атака (пикирование) немецких самолетов, чаще мессер-шмидтов (над нами мессеры кружили). Команда «Воздух»! Бросались врассыпную кто куда, и если повезет – лес, кусты, воронки от взрывов. Чаще просто прижимались к Земле–матушке.

Пули у самолетов длинные. Часто после атаки многие оставались лежать уже навсегда.

Хоронили убитых здесь же. Раненых, если далеко до медсанбата, несли на себе (делали из жердей носилки).

Что сегодня означает для нас слово «война»? Стрельба, героические подвиги и много смерти, когда смотришь военные фильмы и читаешь книги.

В дневнике Александра Анатольевича показаны страшные будни солдата, о которых мало писали.

Когда я услышала эти рассказы, мое отношение к войне изменилось. Теперь на пожилых людей я гляжу совсем другими глазами.

Когда мальчишки-одноклассники говорят: «Я смотрел фильм о войнушке», мне вспоминается война, которую я увидела через дневник солдата.

И если бы наши мальчишки прочитали этот дневник, они, а я в этом уверена, не называли бы «войнушкой» Великую Отечественную.

Вот почему я хочу рассказать о солдате и о его войне. Тяжелое ранение, полученное на фронте, давало о себе знать. Война догнала солдата. В 1976 году Александр Анатольевич умер от осколка, который находился в легком.

Мы, внуки и правнуки, поколение XXI века низко склоняем голову перед мужеством и героизмом солдат Красной Армии. И пусть никогда не будет войн на нашей планете!

Автор: Екатерина Сикова, 11 класс МКОУ «СОШ №11», г. МиассРуководитель: руководитель школьного музея МКОУ «СОШ №11», г.

Миасс Валентина Семеновна Усольцева

  1. Самое интересное

Проблема нравственной оценки факта войны. (М. Зусак «Книжный вор»)

В центре повествования романа «Книжный вор» Маркуса Зусака Лизель — девятилетняя девочка, на пороге войны попавшая в приемную семью.

Родной отец девочки был связан с коммунистами, поэтому, чтобы спасти дочь от фашистов, мама отдает ее чужим людям на воспитание. Лизель начинает новую жизнь вдали от семьи, у нее происходит конфликт со сверстниками, она находит новых друзей, учится читать и писать. Ее жизнь наполнена обычными детскими заботами, однако приходит война и вместе с ней страх, боль и разочарование.

Она не понимает, почему одни люди убивают других.

Приемный отец Лизель учит ее добру и состраданию, несмотря на то что это приносит ему только неприятности.

Вместе с родителями она прячет еврея в подвале, ухаживает за ним, читает ему книги. Чтобы помочь людям, она с другом Руди они разбрасывает хлеб на дороге, по которой должна пройти колонна пленных.

Она уверена, что война чудовищна и непостижима: люди сжигают книги, умирают в сражениях, повсюду происходят аресты несогласных с официальной политикой. Лизель не понимает, ради чего люди отказываются жить и радоваться.

Повествование книги не случайно ведется от лица Смерти, вечного спутника войны и противника жизни. Человеку, столкнувшемуся с ужасами войны трудно понять, зачем она нужна.

Так, один из героев романа Л.Н.

Толстого «Война и мир» Пьер Безухов не участвует в сражениях, однако пытается всеми силами помочь своему народу.

Он не осознает истинного ужаса войны, пока не становится свидетелем Бородинской битвы. Видя бойню, граф ужасается ее бесчеловечности.

Он попадает в плен, испытывает физические и душевные мучения, пытается постичь природу войны, но не может. Пьер не в состоянии самостоятельно справиться с душевным кризисом, и только его встреча с Платоном Каратаевым помогает ему понять, что счастье заключается не в победе или поражении, а в простых человеческих радостях.

Счастье находится внутри каждого человека, в его поиске ответов на вечные вопросы, осознание себя как части человеческого мира. А война, с его точки зрения, негуманна и противоестественна.

Главный герой повести Г. Бакланова «Навеки – девятнадцатилетние» Алексей Третьяков мучительно размышляет о причинах, значении войны для народа, человека, жизни. Он не находит весомых объяснений необходимости войны.

Её бессмысленность, обесценивание человеческой жизни ради достижения какой бы то ни было важной цели ужасает героя, вызывает недоумение: «… Одна и та же мысль не давала покоя: неужели когда?нибудь окажется, что этой войны могло не быть? Что в силах людей было предотвратить это? И миллионы остались бы живы…».

Не только взрослые, но и дети вставали на защиту своей Родины во время войны.

Они хотели помочь своей стране, своему городу и своей семье в борьбе с врагом.

В центре повести Льва Кассиля и Макса Поляновского «Улица младшего сына» — обычный мальчик Володя Дубинин из Керчи.

Произведение начинается с того, что рассказчики видят улицу, названную в честь ребенка. Заинтересовавшись этим, они идут в музей, чтобы узнать, кто такой Володя. Рассказчики беседуют с мамой мальчика, находят его школу и товарищей и узнают, что Володя — обычный мальчик со своими мечтами и планами, в жизнь которого ворвалась война.

Его отец, капитан военного корабля, научил сына быть стойким и храбрым.

Мальчик отважно вступил в отряд партизан, добывал новости из тыла врага и первым узнал об отступлении немцев.

К сожалению, мальчик погиб во время разминирования подходов к каменоломне. Однако город не забыл своего маленького героя, который, несмотря на юные годы, совершал ежедневный подвиг наравне со взрослыми и пожертвовал своей жизнью ради спасения других. Война – страшна и бесчеловечна, это не место для детей.

На войне люди теряют близких, ожесточаются. Взрослые всеми силами пытаются оградить детей от ужасов войны, но, к сожалению, им не всегда это удается.

Главный герой повести Валентина Катаева «Сын полка» Ваня Солнцев теряет на войне всю свою семью, скитается по лесу, пытаясь пробраться сквозь линию фронта к «своим». Там ребенка находят разведчики и приводят его в лагерь к командиру.

Мальчик счастлив, он выжил, пробился сквозь линию фронта, его вкусно накормили и уложили спать. Однако капитан Енакиев понимает, что ребенку не место в армии, он с грустью вспоминает своего сына и решает отправить Ваню детский приемник.

По дороге Ваня сбегает, пытаясь вернуться в батарею.

После неудачной попытки ему удается это сделать, и капитан вынужден смириться: он видит, как мальчик старается быть полезным, рвется в бой. Ваня хочет помочь общему делу: он проявляет инициативу и идет в разведку, в букваре рисует карту местности, но за этим занятием его ловят немцы.

К счастью, в общей суматохе про ребенка забывают и ему удается бежать. Енакиев восхищается стремлением мальчика защитить свою страну, однако переживает за него. Чтобы спасти жизнь ребенку, командир отправляет Ваню с важным посланием подальше от места битвы. Весь расчет первого орудия погибает, а в письме, которое передал Енакиев, командир прощается с батареей и просит позаботиться о Ване Солнцеве.

Весь расчет первого орудия погибает, а в письме, которое передал Енакиев, командир прощается с батареей и просит позаботиться о Ване Солнцеве. Проявить сострадание к врагу способны только сильные люди, знающие цену человеческой жизни.

Так, в романе «Война и мир» Л.Н.

Толстого есть интересный эпизод, описывающий отношение русских солдат к французам. В ночном лесу рота солдат грелась у костра. Неожиданно они услышали шорох и увидели двух французских солдат, несмотря на военное время не побоявшихся подойти к врагу.

Они были очень слабы и еле держались на ногах. Один из солдат, одежда которого выдавала в нем офицера, без сил упал на землю. Солдаты постелили больному шинель и принесли обоим каши и водки.

Это были офицер Рамбаль и его денщик Морель. Офицер так замерз, что не мог даже передвигаться, поэтому русские солдаты взяли его на руки и отнесли в избу, которую занимал полковник. По дороге он называл их добрыми друзьями, в то время как его денщик, уже изрядно захмелев, напевал французские песни, сидя между русскими солдатами.

Эта история учит нас тому, что даже в трудные времена нужно оставаться человеком, не добивать слабого, проявлять сострадание и милосердие.

В центре повести Елены Верейской «Три девочки» — подруги, из беззаботного детства шагнувших в страшное военное время.

Подруги Наташа, Катя и Люся живут в коммунальной квартире в Ленинграде, вместе проводят время и ходят в обычную школу. Их ждет самое трудное испытание в жизни, ведь неожиданно начинается война.

Школу разрушают, и подруги прекращают свою учебу, теперь они вынуждены учиться выживать. Девочки быстро взрослеют: веселая и легкомысленная Люся превращается в ответственную и организованную девушку, Наташа становится более вдумчивой, а Катя — уверенной в себе.

Однако даже в такое время они остаются людьми и продолжают заботиться о близких, несмотря на тяжелые жизненные условия.

Война не разобщила их, а сделала еще дружнее. Каждый из членов дружной «коммунальной семьи» в первую очередь думал о других.

Очень трогателен эпизод в книге, где доктор отдает большую часть своего пайка маленькому мальчику. Рискуя умереть от голода, люди делятся всем, что у них есть, и это вселяет надежду и заставляет их верить в победу. Забота, любовь и поддержка могут творить чудеса, только благодаря таким отношениям, люди смогли пережить одни их самых тяжелых дней в истории нашей страны.

Несмотря на тяжесть воспоминаний о войне, нужно хранить их. Матери, потерявшие детей, взрослые и дети, видевшие смерть близких, никогда не забудут эти страшные страницы в истории нашей страны, но и современники не должны забывать.

Для этого существует огромное количество книг, песен, фильмов, призванных рассказать о страшном времени.

Например, в «Стихах о себе» Ольга Берггольц призывает всегда помнить военное время, людей, сражавшихся на фронте и умиравших от голода в блокадном Ленинграде. Поэтесса обращается к людям, которые хотели бы сгладить «в робкой памяти людей» это, и уверяет их, что не даст забыть «как падал ленинградец на желтый снег пустынных площадей».

Прошедшая всю войну и потерявшая в Ленинграде мужа Ольга Берггольц сдержала свое обещание, оставив после своей смерти множество стихотворений, очерков и дневниковых записей. Невозможно одержать победу в войне в одиночку.

Только сплотившись перед лицом общей беды и найдя в себе храбрость противостоять страху, можно победить.

В романе Л.Н. Толстого «Война и мир» особенно остро ощущается чувство единства. Разные люди объединились в борьбе за жизнь и свободу.

каждого солдата, боевой дух армии и вера в собственные силы помогли русским победить французскую армию, посягнувшую на родную землю.

Батальные сцены Шенграбенского, Аустерлицкого и Бородинского сражений особенно ярко показывают сплоченность людей. Побеждают в этой войне не карьеристы, которые хотят лишь чинов и наград, а обычные солдаты, крестьяне, ополченцы, ежеминутно совершающие подвиг.

Скромный командир батареи Тушин, Тихон Щербатый и Платон Каратаев, купец Ферапонтов, юный Петя Ростов, объединяющие в себе основные качества русского народа, сражались не потому что им приказали, они сражались по своей воле, защищали свой дом и своих близких, именно поэтому победили в войне. Что объединяет людей в годы войны? (Л. Толстой «Война и мир»)Проблеме единения людей в годы войны посвящено огромное количество произведений русской литературы.

В романе Л.Н. Толстого «Война и мир» люди разных сословий и взглядов сплотились перед лицом общей беды. Единение народа показано писателем на примере множества непохожих индивидуальностей. Так, семья Ростовых оставляет в Москве все свое имущество и отдает подводы раненым.

Купец Феропонтов призывает солдат грабить свою лавку, чтобы врагу ничего не досталось. Пьер Безухов переодевается и остается в Москве, намереваясь убить Наполеона. Капитан Тушин и Тимохин с героизмом исполняют свой долг, несмотря на то что прикрытия нет, а Николай Ростов смело бросается в атаку, преодолевая все страхи.

Толстой ярко описывает русских солдат в боях под Смоленском: патриотические чувства и боевой дух людей перед лицом опасности завораживают.

В стремлении победить врага, защитить близких и выжить люди чувствуют свое родство особенно сильно.

Объединившись и почувствовав братство, народ смог сплотиться и победить неприятеля.

Один из героев романа Л.Н. Толстого Андрей шел на войну для с намерениями построить блестящую военную карьеру. Он оставил свою семью, чтобы получить славу в сражениях.

Как горько было его разочарование, когда он понял, что проиграл в этой битве. То, что представлялось ему в мечтах как прекрасные батальные сцены, в жизни оказалось страшной бойней с кровью и человеческими страданиями.

Осознание пришло к нему как прозрение, он понял, что война страшна, и она не несет в себе ничего, кроме боли. Это личное поражение на войне заставило его переоценить свою жизнь и признать, что семья, дружба и любовь намного важнее славы и признания. Проблема сострадания к врагу рассматривается в повести В.

Кондратьева «Сашка». Молодой русский боец берет в плен немецкого солдата.

Пообщавшись с ротным, пленный не выдает никакой информации, поэтому Сашке приказывают доставить его в штаб.

По дороге солдат показывал пленному листовку, на которой написано, что пленным обеспечена жизнь и возвращение на родину.

Однако комбат, потерявший близкого человека в этой войне, приказывает расстрелять немца. Совесть не позволяет Сашке убить безоружного человека, такого же как он молодого парня, который ведет себя так же, как бы он повел себя в плену. Немец не выдает своих, не умоляет пощадить его, сохраняя человеческое достоинство.

Рискуя попасть под трибунал, Сашка не выполняет приказ командира. Вера в правоту спасает ему и его пленному жизнь, и командир отменяет приказ.

Г. Бакланов в повести «Навеки — девятнадцатилетние» говорит о значимости и ценности человека, о его ответственности, памяти, связующей народ: «Через великую катастрофу – великое освобождение духа, – говорил Атраковский. – Никогда ещё от каждого из нас не зависело столько. Потому и победим. И это не забудется.

Гаснет звезда, но остаётся поле притяжения. Вот и люди так». Война – это катастрофа.

Однако она ведет не только к трагедии, к гибели людей, к ломке их сознания, но и способствует духовному росту, преображению народа, определению истинных жизненных ценностей каждым. На войне происходит переоценка ценностей, мировосприятие и характер человека меняются.

В эпопее «Солнце мертвых» И. Шмелёва показывает все ужасы войны.

«Запах тленья», «гогот, топот и рык» человекообразных, это вагоны «свежего человечьего мяса, молодого мяса!» и «сто двадцать тысяч голов!

Человеческих!». Война – это поглощение мира живых миром мертвых.

Она делает из человека зверя, заставляет совершать страшные вещи. Как бы ни были велики внешние вещественные разрушения и уничтожения, не они ужасают И.

Шмелёва: ни ураган, ни голод, ни снегопад, ни высыхающие от засухи посевы. Зло начинается там, где начинается человек, не противящийся ему, для него «всё – ни?че?го!» «и нет никого, и никаких». Для писателя бесспорно, что человеческий душевно?духовный мир – это место борьбы добра со злом, и бесспорно также то, что всегда, в любых обстоятельствах, даже во время войны, будут люди, в которых зверь не победит человека.

В рассказе «Авель (Шестое августа)» В.С.

Гроссман размышляет о войне в целом. Показывая трагедию Хиросимы, писатель говорит не только о общечеловеческой беде и экологической катастрофе, но и о личной трагедии человека.

Юный бомбардир Коннор несёт бремя ответственности за то, что он стал тем человеком, которому суждено нажатием кнопки привести в действие убивающий механизм. Для Коннора это личная война, где каждый остаётся всего лишь человеком с присущими ему слабостями и страхами в желании сохранить собственную жизнь.

Однако порой, для того чтобы остаться человеком, нужно умереть.

Гроссман уверен, что подлинная человечность невозможна без сопричастности происходящему, а значит, и без ответственности за случившееся. Сопряжение в одном человеке обострённого чувства Мира и солдатской исполнительности, навязанной государственной машиной и системой воспитания, оказывается для юноши роковым и приводит к расколу сознания. Члены экипажа по-разному воспринимают случившееся, не все они ощущают свою ответственность за содеянное, говорят о высоких целях.

Беспрецедентный даже по фашистским меркам акт фашизма оправдывается общественной мыслью, преподносясь как борьба с пресловутым фашизмом. Однако Джозеф Коннер испытывает острое сознание вины, все время моет руки, как бы пытаясь отмыть их от крови невинных.

Герой сходит с ума, поняв, что его внутренний человек не может жить с той ношей, которую он на себя взвалил. В повести «Убиты под Москвой» К. Воробьёв пишет, что война – это огромная машина,

«составившаяся из тысяч и тысяч усилий разных людей, двинулась, движется не чьё-то уже волей, а сама, получив свой ход, и потому неостановимо»

.

Старик в доме, где оставляют отступающие раненых, войну называет «хозяином» всему.

Вся жизнь теперь определена войной, меняющей не только быт, судьбы, но и сознание людей.

Война – это противостояние, в котором побеждает сильнейший: «На войне – кто первый не выдержит».

Смерть, которую несёт война, занимает почти все мысли солдат: «Это в первые месяцы на фронте он стыдился себя, думал, он один так. Все так в эти минуты, каждый одолевает их с самим собой наедине: другой жизни ведь не будет».

Метаморфозы, происходящие с человеком на войне, объясняются целью смерти: в бою за Отчизну солдаты проявляют немыслимое мужество, самопожертвование, в плену же, обречённые на смерть, живут, руководствуясь животными инстинктами.

+ +