Высказал оценочное суждение


Высказал оценочное суждение

Философия вопрос. Истинностное и оценочное суждение. их сходство и различие


В чём состоит сходство и различие истинностного и оценочного суждения?

Истинностное суждение — это высказывание, которому можно приписать истинностные оценки (в двузначной логике ими будут ‘истинно’ и ‘ложно’).

Помимо истинностных суждений существуют виды высказывания, которые нельзя оценить в терминах ‘истинно’ и ‘ложно’. Это, прежде всего, вопросы, оценки и императивы (просьба, приказ, требование, совет, мольба, команда) .

Точнее, следует говорить не о суждениях (частный случай) , а об истинностных и не-истинностных высказываниях, в общем случае.

Такое различение в свое время проводил античный логик и философ Аристотель. Он писал: «Но не всякая речь есть высказывающая речь, а лишь та, в которой содержится истинность или ложность чего-либо; мольба, например, есть речь, о она не истинна и не ложна.

Итак, прочие виды речи оставлены здесь без внимания» (Аристотель. Сочинения в четырёх томах. Том 2 // М.

1978, стр. 95). Теперь, об оценочных суждениях. Или, просто, — оценках. «Это яблоко вкусное!

» (1). Данное высказывание не истинное и не ложное (известно, о вкусах не спорят) . И всё потому, что это высказывание есть оценка.

Оценка — это самостоятельная форма мысли, отличная от суждения. Развернутое оценочное предложение (1) по своей структуре очень похоже на суждение (общая субъектно-предикатная структура «А: (s -p)», где А — высказывание; s — логический субъект; р- предикат) , но существуют оценки в краткой форме безличного предложения: «Вечереет», «Холодает», «Истинно», «Ложно». Такое краткое предложение есть базовая форма оценки.

Если различать суждение и оценку, то легко разрешается парадокс Лжеца, как нарушение закона тождества вследствие подмены суждения оценкой и оценки суждением в процессе рассуждения. Что такое предложение «Лгу»? Пусть это — суждение.

Тогда, оно истинное или ложное как и всякое суждение. Но во втором случае ложности предложения, я же и говорю, что лгу.

А значит говорю правду. То есть откуда-то из недр предложения как из шляпы фокусника кролик, появилась дополнительная оценка «ложно», которая и вызвала видимость парадоксального эффекта одновременной истинности и ложности высказывания (по правилам логики ложь лжи дает истину) .

Но если «Лгу» — это уже оценка ‘ложно’, то логик обязан на констатации этого факта остановить свое рассуждение во избежание впадения в софистику. В зависимости от типа философствования, можно получить следующую классификацию оценок: 1.

Онтология — онтооценка (например, трава зеленая) . 2. Аксиология — ценностная оценка (одежда клёвая) . 3. Этика — этическая оценка (поступок плохой, хороший; друг надежный) .

4. Гносеология — познавательная оценка (препятствие непреодолимое, знание достижимое) .

5. Логика — логическая оценка (истинно, ложно, неопределенно) .

Итак, истинностное и оценочное суждение (высказывание) сходны по своей субъектно-предикатной структуре, но принципиально различны как самостоятельные формы мысли. Истинностное, значит имеет оценки ‘истинно’ и ‘ложно’. Сами же оценки — не истинные и не ложные.

Можно говорить об адекватности оценки действительному положению дел. — Грачёв Михаил Петрович.

Оценочные суждения в судебном правоприменении

(Казгериева Э.

В.) («Российский судья», 2012, N 7) ОЦЕНОЧНЫЕ СУЖДЕНИЯ В СУДЕБНОМ ПРАВОПРИМЕНЕНИИ <*> Э.

В. КАЗГЕРИЕВА ——————————— <*> Kazgerieva Eh. V. Evaluative mentionings in judicial law-application. Казгериева Эмма Викторовна, Кабардино-Балкарский госуниверситет, доцент кафедры теории и истории государства и права, кандидат юридических наук.

Автор статьи обосновывает правовую природу оценочных суждений в судебном правоприменении, анализируя практику деятельности Европейского суда по правам человека и материалы российской судебной практики. Ключевые слова: Европейский суд по правам человека, Конституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ, суд (судья), судебное правоприменение.

The author of the article substantiates legal nature of evaluative mentionings in judicial law-application, analyzing practice of the European court of Human Rights and materials of Russian judicial practice. Key words: European court of Human Rights, Constitutional Court of the RF, Supreme Court of the RF, court (judge), judicial law-application. В судебной правоприменительной деятельности судьи имеют дело с оценкой тех либо иных обстоятельств.

На доктринальном уровне нередко оценочное суждение именуют оценочным фактом .

Определяется, что оценочные факты — это юридические факты, в нормативной модели которых законодатель использует оценочные понятия.

Оценочные факты, таким образом, — это фактические обстоятельства, которые признаются юридическими фактами в процессе индивидуального регулирования . Отождествлять оценочные суждения с оценочными фактами не совсем верно.

В соответствии со ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации фактом являются сведения, которые можно проверить на предмет соответствия действительности. Во мнении (оценочном суждении), напротив, выражается соответствие оцениваемого факта не действительности, не объективным реалиям, а субъективным понятиям и представлениям отдельного человека, в частности судьи, выражающим мнение.

——————————— Жеребкин В. Е. Логический анализ понятий права. Киев, 1976. С. 134 — 136; Исаков В.

Б. Юридические факты в советском праве.

М.: Юридическая литература, 1984; Иванов А. А., Иванов В. П. Теория государства и права. М.: Юнити-Дана, 2007. Исаков В. Б. Юридические факты в советском праве. М.: Юридическая литература, 1984. Понятие «оценивание» применяется во многих науках. Оценивание (assesment) в социологии — процесс вынесения суждений об индивиде или группе людей с целью определения потребностей .
Оценивание (assesment) в социологии — процесс вынесения суждений об индивиде или группе людей с целью определения потребностей .

Оценивание в статистике представляет собой совокупность способов, необходимых для приближенного определения неизвестных распределений вероятностей (или каких-либо их характеристик) по результатам наблюдений . Таким образом, оценивание можно представить в виде следующих составляющих: процесса вынесения суждения; анализа совокупности выборочных данных; получения приближенного результата наблюдения. ——————————— Гулина М. А. Словарь-справочник по социальной работе.

СПб., 2010. URL: http://dic. academic.

ru/dic. nsf/bse/135763/Статистическое. , исходя из анализа судебной практики, можно рассматривать по следующим основаниям: — оценочные суждения сторон процесса в судебном правоприменении; — оценочные суждения, основанные на оценочных понятиях, закрепленных нормой права; — оценочные суждения процессуального характера; — оценочные суждения в судебных решениях. 1. Оценочные суждения сторон процесса в судебном правоприменении нередко становятся предметом разбирательства.

Впервые на необходимость разграничения между фактом и мнением (оценочным суждением) обратил внимание Европейский суд по правам человека в своем решении от 8 июля 1986 г.

по делу «Лингенс против Австрии».

Страсбургский суд в своем постановлении по данному диффамационному делу разъяснил, что, «с точки зрения суда, следует проводить тщательное различие между фактами и оценочными суждениями. Существование фактов может быть доказано, тогда как истинность оценочных суждений не всегда поддается доказыванию» .

Аналогично констатировалось нарушение ст.

10 Европейской конвенции по правам человека по делу «Обершлик против Австрии». В данном случае Европейский суд по правам человека в мае 1991 г.

вынес Постановление по иску о диффамации в печати, возбужденному против заявителя австрийским политическим деятелем, в котором Европейский суд пришел к выводу, что в данном деле были допущены оценочные суждения . В деле «Украинская пресс-группа против Украины» Европейский суд обращал внимание, что, даже если высказывание является оценочным суждением, пропорциональность вмешательства может зависеть от существования достаточной фактической базы для обжалуемого высказывания.

Высказывание может быть преувеличенным, если отсутствует какая-либо фактическая база. Если существование фактов может быть подтверждено, правдивость оценочных суждений является невыполнимой и нарушает свободу высказывания мнения, являющуюся фундаментальной частью права, охраняемого ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод .

——————————— «Лингенс (Lingens) против Австрии». Решение Европейского суда по правам человека от 8 июля 1986 г.

// Европейский суд по правам человека.

Избранные решения: В 2 т. М.: НОРМА, 2000.

«Обершлик (Oberschlick) против Австрии».

Решение Европейского суда по правам человека от 23 мая 1991 г. // Европейский суд по правам человека. Избранные решения: В 2 т. М.: НОРМА, 2000.

Решение Европейского суда по правам человека от 29 марта 2005 г. (заявление N 72713/01) по делу «Украинская пресс-группа против Украины».

URL: http://www. mmdc. ru/european-court/map/single/764. С. Потапенко отмечал, что в США по данному вопросу имеются прецедентные решения Верховного суда, позволяющие отделить факт от мнения. В частности, судья Паул в деле Герца сказал, что не существует понятия ложной идеи.

Сколь бы вздорным ни казалось мнение, не дело суда поправлять это мнение.

Оно может быть оспорено лишь в конкуренции с другими мнениями .

——————————— Потапенко С. Правовая позиция Верховного Суда Российской Федерации по диффамационным спорам. URL: http://www. vsrf. ru/catalog.

php. Аналогичен подход и в российской судебной практике. В соответствии со ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 29 Конституции Российской Федерации , гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации, Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г.

N 3

«О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»

судам рекомендовано при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации , поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности .

——————————— Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. N 2. Ст. 163. Собрание законодательства Российской Федерации. 2009. N 4. Ст. 445. Российская газета.

Федеральный выпуск. 2005. N 3719. 15 марта. Собрание законодательства Российской Федерации.

1994. N 32. Ст. 3301. Потапенко С. Правовая позиция Верховного Суда РФ по диффамационным спорам // Официальный сайт Верховного Суда РФ. URL: http://www. supcourt. ru/print_page. php? id=2601. Но некоторыми нормативными правовыми актами определяется перечень субъектов, в отношении которых возможно высказывание оценочных суждений.

php? id=2601. Но некоторыми нормативными правовыми актами определяется перечень субъектов, в отношении которых возможно высказывание оценочных суждений. Например, в соответствии со ст.

ст. 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в средствах массовой информации, принятой 12 февраля 2004 г.

на 872-м заседании Комитета министров Совета Европы , политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в средствах массовой информации.

Сведения, распространенные автором телевизионной программы, вышедшей в эфир в период проведения избирательной кампании, не признаны информационными материалами, способными нанести ущерб чести, достоинству и деловой репутации кандидата, так как являются оценочными суждениями, выражением субъективного мнения и взглядов . Лицо, которое полагает, что высказанное оценочное суждение или мнение, распространенное в средствах массовой информации, затрагивает его права и законные интересы, может использовать предоставленное ему п. 3 ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации и ст.

46 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» право на ответ, комментарий, реплику в том же средстве массовой информации в целях обоснования несостоятельности распространенных суждений, предложив их иную оценку» .

Если субъективное мнение высказывается в оскорбительной форме, унижающей честь, достоинство или деловую репутацию истца, на ответчика может быть возложена обязанность компенсации морального вреда, причиненного истцу оскорблением (ст. 130 Уголовного кодекса Российской Федерации , ст. ст. 150, 151 Гражданского кодекса Российской Федерации) .

——————————— URL: http://law. edu.

ru/norm/norm. asp? normID=1190662. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2007. N 3. С. 23. Ведомости Совета народных депутатов и Верховного Суда Российской Федерации.

1992. N 7. Ст. 300. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации.

2001. N 11. Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 25. Ст. 2954. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. N 3 // Российская газета. Федеральный выпуск.

2005. N 3719. 15 марта. Таким образом, мнение суда об оценочных суждениях сторон процесса должно основываться на том, что истинность оценочных суждений не всегда возможно доказать, они являются выражением субъективного мнения и взглядов. 2. могут быть основаны на оценочных понятиях, используемых в правовой регуляции.

О. С. Шумилина определяет, что оценочное понятие уголовного закона — это понятие, содержащееся в уголовно-правовой норме и конкретизируемое правоприменителем при уголовно-правовой оценке фактов, детерминирующих применение нормы уголовного закона . С. С. Безруков полагает, что оценочным понятием является относительно определенное понятие, используемое законодателем при невозможности детального урегулирования ряда схожих обстоятельств и служащее для обозначения абстрактных правовых явлений, содержание которого имеет незамкнутую структуру, всегда оставаясь открытым, и может быть установлено лишь посредством самостоятельной оценки конкретной правоприменительной ситуации со стороны лица, применяющего закон . М. Ф. Лукьяненко определяет, что процесс применения гражданско-правовых норм с оценочными понятиями следует рассматривать как аналитико-познавательный процесс индивидуализации и персонификации оценочных предписаний в форме ценностно-усмотрительных действий субъектов правоприменения .

Оценочные понятия обладают определенным набором положительных черт, в частности динамикой и гибкостью, необходимых нормативно-правовому регулированию. Оценочное понятие обеспечивает возможность индивидуальной регуляции законодательства, позволяет учитывать всю специфику социального управления, предоставляет субъектам правовых отношений возможности выбора наиболее оптимального варианта поведения. Определяя негативную составляющую норм с оценочными понятиями, можно выделить возможность их субъективного и произвольного толкования.

Позитивные свойства оценочных понятий проявляются в сфере правотворчества, а негативные свойства оценочных понятий, на основе которых формируются оценочные суждения, проявляются на стадии применения права. ——————————— Шумилина О. С. Оценочные понятия в Уголовном кодексе Российской Федерации и их использование в правоприменительной деятельности: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2002.

Безруков С. С. Оценочные понятия и термины в уголовно-процессуальном законодательстве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2001. Лукьяненко М. Ф. Оценочные понятия гражданского права: теоретико-правовой анализ и практика применения: Автореф.

дис. … д-ра юрид. наук. М., 2010. Таким образом, оценочные понятия, на основе которых формируется оценочное суждение в судебном правоприменении, характеризуются рядом особенностей: с логической стороны им свойственны известная неопределенность и незавершенность содержания, формально неопределенный характер; с юридической стороны существенно то, что содержание оценочного понятия устанавливается непосредственно субъектом применения права, что способствует свободе усмотрения правоприменителя в процессе формирования оценочного суждения; с содержательной стороны — прямая зависимость от уровня правосознания правоприменителя. М. Ф. Лукьяненко отмечала, что при применении норм с оценочными понятиями суд осуществляет конкретизирующее правотворчество, так как в результате вырабатывается положение, уточняющее содержание нормы .

Рекомендуем прочесть:  Время шума доя уировской

Однако необходимо учитывать индивидуальный уровень правосознания правоприменителя, необходимость обращения к специалистам и экспертам различных направлений. ——————————— Там же. В качестве примера оценочных понятий, которые ложатся в основу оценочных суждений, можно привести такие, как «разумный», «обычный», «необходимый», «существенный», «иной» и др.

Например, ч. 1 ст. 261 Уголовного кодекса Российской Федерации определено:

«…уничтожение или повреждение лесных насаждений и иных насаждений в результате неосторожного обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности»

. При определении понятия «иные насаждения» правоприменитель выводит оценочное суждение с учетом конкретных обстоятельств дела.

Верховный Суд Российской Федерации обращает внимание, что Лесным кодексом Российской Федерации не раскрывается понятие «иные насаждения» применительно к ст. 261 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Поэтому, проанализировав специальное законодательство, руководствуясь разъяснениями, данными Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г.

N 14

«О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения»

, а также принимая во внимание заключение ученых, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем Постановлении дает конкретные рекомендации судам о том, что именно следует относить к предмету преступления, предусмотренного ст.

261 Уголовного кодекса Российской Федерации . ——————————— Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г.

N 14

«О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения»

// Экспресс-Закон.

1999. N 9. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 июня 2002 г. N 14

«О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем»

// Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации.

2002. N 11. Оценочное суждение суда, основанное на оценочных понятиях, закрепленных нормой права, — это результат индуктивных умозаключений, который априори не всегда оказывается достоверным. В настоящее время увеличивается число определений (постановлений) Верховного Суда Российской Федерации, определяющих правильность того или иного оценочного понятия, на которых основывается оценочное суждение судебного правоприменителя, что свидетельствует об отсутствии четких критериев для толкования оценочных понятий. 3. Оценочным суждением судебного правоприменения процессуального характера является понимание судом разумности сроков рассмотрения дела, являющееся отражением индивидуализации к каждому конкретному делу, но в то же время нередко являющееся и предметом оспаривания.

В обращениях в Европейский суд по правам человека граждан Российской Федерации по делам в отношении Российской Федерации нередко ссылаются именно на несоответствие оценочных суждений суда процессуального характера правовым реалиям.

Например, практика Европейского суда по правам человека в отношении Российской Федерации в связи с нарушением права на разумные сроки судебного разбирательства или исполнения решения в разумные сроки. В Постановлении Европейского суда по правам человека от 15 июля 2010 г.

по делу «Саликова против Российской Федерации» оспаривалось положение о сроках судебного разбирательства. В соответствии с ним период рассмотрения дела о возмещении ущерба, причиненного муниципальными властями, составил восемь лет и шесть месяцев.

Дело в первой инстанции рассматривалось пять раз после отмены в кассационной и/или надзорной инстанциях. Европейский суд по правам человека исходил из того, что право на разумные сроки судебного разбирательства будет лишено смысла, если дело бесконечно долго рассматривается либо оно окончено, однако срок рассмотрения дела в инстанции чрезмерно велик.

Европейский суд по правам человека исходил из того, что право на разумные сроки судебного разбирательства будет лишено смысла, если дело бесконечно долго рассматривается либо оно окончено, однако срок рассмотрения дела в инстанции чрезмерно велик.

В этом случае основная ответственность возлагалась на государство, так как Конвенция о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) и Протоколы к Конвенции должны быть истолкованы так, чтобы гарантировать практичность и эффективность прав, но не их теоретичность и иллюзорность. Одновременно Европейским судом было констатировано нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции в связи с неисполнением судебного решения и ст.

13 Конвенции в связи с отсутствием эффективных средств правовой защиты права на разумные сроки судебного разбирательства и права на исполнение судебного решения без неоправданной задержки . ——————————— URL: http://www. vsrf. ru/vscourt_detale. php. Собрание законодательства Российской Федерации.

2001. N 2. Ст. 163. В Европейском суде неоднократно оспаривались подобные дела. Например, в деле «Лелик против Российской Федерации» о выплате пенсии разбирательство длилось в течение трех лет и пяти месяцев (Постановление Европейского суда от 3 июня 2010 г.); «Михайлов против Российской Федерации» судебное разбирательство о возмещении ущерба, причиненного вследствие ареста имущества по уголовному делу, продолжалось пять лет и один месяц (Постановление Европейского суда от 1 апреля 2010 г.); в деле «Баранцева против Российской Федерации» общий срок судебного разбирательства о взыскании с частной компании материального и нематериального ущерба в связи с невыполнением гражданско-правовых обязательств продолжался семь лет и два месяца (Постановление Европейского суда от 4 марта 2010 г.); в деле «Куприны против Российской Федерации» срок составил семь лет и семь месяцев (Постановление от 25 февраля 2010 г.); в деле «Грибаненков против Российской Федерации» общий срок составил четыре года и семь месяцев (Постановление Европейского суда от 18 февраля 2010 г.) и т.

д. Аналогична практика Верховного Суда Российской Федерации. К. обратился в областной суд с заявлением к Минфину России о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок при рассмотрении Советским районным судом города Ростова-на-Дону гражданского дела по его иску о восстановлении пропущенного срока принятия наследства. Решением областного суда заявление К.

удовлетворено, в его пользу с Российской Федерации в лице Минфина России за счет средств федерального бюджета взыскана компенсация за нарушение права на судопроизводство в разумный срок в размере 50 тыс.

рублей, решение обращено к немедленному исполнению.

Судом установлено, что общая продолжительность судопроизводства по данному делу составила семь лет. Удовлетворяя требования К., суд первой инстанции пришел к выводу о том, что срок рассмотрения данного дела нельзя признать разумным, а действия суда — достаточными и эффективными . ——————————— Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации.

——————————— Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2011. N 11. Оценивать разумность или неразумность продолжительности срока рассмотрения дела — прерогатива суда.

Европейским судом по правам человека неоднократно отмечалось, что невозможно выразить понятия разумного срока в конкретном количестве дней, недель и т. д. (например, решение по делу Стогмюллера от 10 ноября 1969 г.).

Таким образом, в каждом случае судебного правоприменения возникает проблема оценки разумного срока судебного разбирательства, которая зависит от конкретных обстоятельств рассматриваемого дела. 4. В правовых исследованиях отмечается, что в основе судебного решения всегда должно лежать лишь суждение о факте , в судебных решениях встречаются оценочные суждения, которые не поддаются оценке на истинность, такие как хороший, плохой, добрый, злой и др.

Так как оценочное суждение отражает не сам объект, а отношение субъекта к объекту, их наличие в судебных решениях препятствует полному и адекватному восприятию выводов и оценок суда, обязательных для участников правоприменительного процесса.

Правовой оценкой завершается процесс официальной квалификации и порождается обязанность следования ей — в отличие от тех доктринальных или обыденных оценок, которые выносятся неофициально. ——————————— Пермяков Ю. Е. Правовые суждения: основания и юридическая сила: Автореф.

дис. … д-ра юрид. наук. Владимир, 2006. В судебной практике использование оценочных суждений в судебных решениях — распространенная погрешность. Например, Замоскворецким межмуниципальным судом Центрального округа города Москвы 25 июня 1998 г.

в судебном решении был сделан вывод, что Ч. в достаточной мере владел языком, на котором велось судопроизводство, и в услугах переводчика не нуждался .

Председатель во время процесса удалил из зала суда подсудимых, посчитав, что они плохо себя вели, тем самым обосновав, что плохое поведение он оценивает как отказ от выступления с последним словом.

Верховный Суд РФ встал на сторону заключенных. В итоге приговор был отменен . В приговоре Центрального районного суда города Омска от 21 августа 2000 г. по делу Д. указывалось, что обстоятельство не подтверждает факта плохого технического состояния машин на момент их оценки и продажи и свидетельствует лишь о субъективном желании владельцев сделать ремонт.
по делу Д. указывалось, что обстоятельство не подтверждает факта плохого технического состояния машин на момент их оценки и продажи и свидетельствует лишь о субъективном желании владельцев сделать ремонт.

В приговоре суд сослался на то, что показания Д., Ф., К. о плохом техническом состоянии автомашин оценивает критически.

Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор изменила, сославшись, что утверждение суда является предположительным и не основано на доказательствах. Исходя из того что обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, а должен быть постановлен на достоверных доказательствах, судебные решения по делу подлежат отмене, а дело — направлению на новое судебное рассмотрение . ——————————— Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации.

1999. N 9. Российская газета. Федеральный выпуск. 2011. 29 ноября. N 5644 (268). Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации.

2001. N 11. В п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре» разъяснено, что суд, признавая лицо виновным в совершении преступления по признакам, относящимся к оценочным категориям, не должен ограничиваться ссылкой на соответствующий признак, а обязан в описательной части приговора привести обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в деянии указанного признака.

По мнению В. Лебедева, при вынесении судом решения об аресте нельзя приводить лишь формальные основания для избрания такой меры, как арест, для этого необходимо иметь фактические подтверждения, а не бездоказательные справки типа

«по данным объективного контроля, обвиняемый может скрыться от следствия»

. ——————————— Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. N 7. Куликов В. Судей зовут на волю // Российская газета.

Федеральный выпуск. 2010. 7 декабря. N 5355 (276). Мнение судьи в судебном правоприменении, основанное на оценочных суждениях сторон процесса; оценочных понятиях, закрепленных нормой права; содержащее оценочные суждения процессуального характера или формально определенные оценочные суждения, закрепленные в судебных решениях, представляет собой аналитико-познавательную деятельность суда для индивидуализации и персонификации, выраженную в форме ценностно-устанавливающих действий субъекта правоприменительной деятельности.

Таким образом, основной функцией оценочных суждений в процессе судебного правоприменения является индивидуализация правового регулирования, которая проявляется в том, что субъектам правоприменения предоставляется определенная свобода в выборе варианта осуществления права или исполнения обязанности в зависимости от фактической ситуации, что демонстрирует элементы децентрализованного регулирования. Литература 1. Конвенция о защите прав человека и основных свобод (заключена в г.

Риме 04.11.1950) (с изм. от 13.05.2004) (вместе с Протоколом [N 1] (подписан в г.

Париже 20.03.1952), Протоколом N 4 об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и первый Протокол к ней (подписан в г. Страсбурге 16.09.1963), Протоколом N 7 (подписан в г.

Страсбурге 22.11.1984)) // Собрание законодательства РФ. 2001. N 2. Ст. 163. 2. Декларация о свободе политической дискуссии в СМИ от 12 февраля 2004 г. URL: http://law. edu. ru/norm/norm.

asp? normID=1190662. 3. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. 2009. N 4. Ст. 445. 4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ (в ред. от 06.12.2011) // Собрание законодательства РФ.

1994. N 32. Ст. 3301. 5. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (в ред. от 01.03.2012) // Собрание законодательства Российской Федерации.

1996. N 25. Ст. 2954. 6. Закон РФ от 27 декабря 1991 г. N 2124-1 «О средствах массовой информации» (в ред. от 11.07.2011) // Ведомости Совета народных депутатов и Верховного Суда Российской Федерации.

1992. N 7. Ст. 300. 7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 14

«О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения»

// Экспресс-Закон. 1999. N 9. 8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г.

N 1 «О судебном приговоре» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. N 7. 9. Европейский суд по правам человека. Избранные решения: В 2 т. М.: НОРМА, 2000.

10. Юридические факты в советском праве. М.: Юридическая литература, 1984. 11. Безруков С. С. Оценочные понятия и термины в уголовно-процессуальном законодательстве: Автореф.

дис. … канд. юрид. наук. М., 2001.

12. Куликов В. Судей зовут на волю // Российская газета. Федеральный выпуск. 2010. 7 дек.

N 5355 (276). 13. Гулина М. А.

Словарь-справочник по социальной работе. СПб., 2010. 14. Жеребкин В. Е. Логический анализ понятий права.

Киев, 1976. С. 134 — 136. 15. Иванов А. А., Иванов В. П. Теория государства и права.

М.: Юнити-Дана, 2007. 16. Исаков В. Б. Юридические факты в советском праве. М.: Юридическая литература, 1984.

17. Лукьяненко М. Ф. Оценочные понятия гражданского права: теоретико-правовой анализ и практика применения: Автореф.

дис. … д-ра юрид. наук. М., 2010.

18. Пермяков Ю. Е. Правовые суждения: основания и юридическая сила: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Владимир, 2006.

19. Потапенко С. Правовая позиция Верховного Суда РФ по диффамационным спорам // Официальный сайт Верховного Суда РФ. URL: http://www. supcourt. ru/print_page.

php? id=2601. 20. Шумилина О.

С. Оценочные понятия в Уголовном кодексе Российской Федерации и их использование в правоприменительной деятельности: Автореф.

дис. … канд. юрид. наук. М., 2002. ——————————————————————

Научный опыт

Чтобы разобраться в этом вопросе, нужно определить, что такое научный опыт и где его взять. Тут все просто, обычно это любые события, концепции, теории, схемы, которые излагаются компетентными людьми упорядоченно и конкретно.

Количество знаний в мире сумасшедшее, но научными признаются только те, которые получили свое одобрение научным сообщество и были опубликованы в специальных изданиях. Теоретические суждения нельзя путать с самыми обычными фактами.

Ведь явление – это конкретное событие, а теория – схема действий.

Каждый человек дает определенным явлениям и предметам самостоятельную оценку, и она считается таковой, даже если это суждение навязано ему окружающим миром.

Отказаться от оценочных суждений.

Зачем и как?

Автор: Мария Жукова Иногда мы встречаем в психологической и эзотерической литературе, в описаниях духовных практик призыв отказаться от оценочных суждений. Давайте попробуем разобраться, возможно ли это и зададимся вопросом — зачем? Чтобы понимать, возможно ли отказаться от оценочного суждения, поговорим о том, чем отличается оценочное суждение от объективного наблюдения?

За объективным наблюдением лежат факты реальности: «Вещи лежат в разных концах комнаты». Отражается ли в оценочном суждении реальность – да, но не только, а иногда и не столько реальность, сколько наши с вами взгляды на реальность:

«Вещи были неаккуратно скомканы и разбросаны по комнате»

или «В артистическом беспорядке вещи накрывали каждую поверхность в комнате».

Оценку мы даем через призму собственного опыта, воспитания, окружения, своего представления о том, что хорошо и плохо, о том, что является добром или злом, как правильно и как неправильно. Приведу пример. Мы прочитали книгу, которая произвела на нас впечатление. Наш приятель спрашивает, интересна ли была эта книга – наш ответ «да»– является суждением, классификацией по принципу интересно/неинтересно.

Мы говорим, что эта книга произвела на нас очень большое впечатление и таким образом мы ранжируем этот роман в соответствии со своей системой ценностей, мы заглянем в рейтинг «лучшие книги столетия» и поставим свою оценку 10 и 9 десятых и даже эти цифры станут оценочным суждением – приписыванием числового значения. Итак, оценочное суждение — это такое высказывание, в котором выражается наше субъективное, эмоциональное мнение и отношение к какому-то явлению или человеку, или действию. Мы выносим оценочные суждения каждый день.

Мы классифицируем, ранжируем, сравниваем. Делая покупки, читая книги, знакомясь с людьми, мы так или иначе оцениваем все то, что доступно нашим органам чувств. Именно на базе оценочных суждений мы принимаем решения, ставим цели и ведем себя тем или иным образом.

Обращу внимание на то, что мы даем оценку не только явлениям, но и мыслям, чувствам, поступкам других людей, которые имеют возможно абсолютно противоположный набор убеждений и ценностных установок.

Тогда возникает вопрос: а о чем же собственно идет речь, когда нас призывают воздержаться от оценочных суждений или говорят о том, что оценочные суждения ограничивают нас? Ведь мы имеем право на собственное мнение и оценку, на чувства относительно какого-либо происшествия и человека?

Имеем и даже можем эту оценку высказать. Однако здесь и начинаются сложности. Очень важным становится то, как мы свое мнение высказываем, какие именно слова используем.

Давайте остановимся на значении слова «судить». Судить — думать, то есть рассуждать, обсуждать что-либо, а также мыслить, размышлять Второе значение слова судить — осуждать, то есть порицать, критиковать кого-либо или что-либо.

Есть еще и третье — судить, значит производить суд над людьми. То есть разбирать и решать споры, тяжбы и дела, и выносить приговор над виновными. Давайте рассмотрим три суждения относительно какой-либо ситуации, которая вас взволновала, и вы хотите высказаться:

  1. Третье суждение: я бы тех, кто так в этой ситуации поступает, штрафовал или вообще сажал в тюрьму.
  2. Первое суждение: возможно, в это ситуации я бы поступил по-другому.
  3. Второе суждение: каждый нормальный человек в этой ситуации должен поступить именно так.

Почувствуете разницу – в первом случае идет рассуждение и размышления, человек говорит только о себе.

Во втором случае есть обобщение (это слово каждый), приписывание оценки и объявление нормой, того, что говорящий считает нормой, точный рецепт того как надо поступать (это слово должен), без учета особенностей ситуации и человека. В третьем суждении человек и вовсе присваивает себе функцию судьи, не обладая всей полнотой информации (а перед судом вообще-то проводится огромная работа по сбору информации) и на основании субъективной частной оценки, по сути, выносит приговор человеку или группе людей.

Как вы думаете, велик ли шанс построить удовлетворительные отношения с людьми, оперируя вторым и третьим типом суждений? Попробуйте прислушаться к своим чувствам, когда я напишу следующие суждения: Каждый вменяемый мужчина должен иметь чистый доход не менее 300 тысяч рублей в месяц.

По-настоящему красивая женщина не может носить одежду больше 42 размера. Семья, в которой нет детей — неполноценна.

Странные они многодетные. Считаю, что в семье, у которой больше двух детей, с головой у родителей не все в порядке.

Ну ведь ни одна нормальная мать не будет кормить своего ребенка покупными пельменями. Я бы наркоманов убивал. Все они бездельники живут на наши деньги. И мое любимое: люди, которые используют оценочные суждения, никогда не смогут саморазвиваться и достичь благости.

Все эти примеры я взяла из открытых интернет-источников и в каждом из этих суждений есть несколько маркеров, которые превращают их в разрушительные, критические, обвинительные и, в конечном счете, токсичные суждения, которые совсем не способствуют контакту. Эти маркеры обобщение, категоричное утверждение, морализаторство, объективация.

О маркерах, которые превращают оценочное суждение в токсичное и разрушительное мы и поговорим. Итак, от чего стоит отказаться, высказывая суждения: 1.

От обобщений. Обобщение, если оно осуществляется правильно – необходимый приём познания, при котором сравнивается ряд предметов, явлений и вскрываются черты, одинаково свойственные им всем. Обобщая, мы придаем единичному значение общего и при этом делаем выводы. Но если у нас нет аргументов и доказательств, то мы огульно переносим черты отдельной личности на всех людей по каким-то признакам с ним схожими: пол, возраст, нация, страна.

Все блондинки глупы, все ирландцы алкоголики. Вечно из-за тебя одни неприятности.

Ты никогда меня не слушаешь. Обобщения можно узнать по таким словам-маркерам как всегда, никогда, все, любые, каждый и.т.д.

2. От категоричных утверждений в речи.

Должен, необходимо, следует, обязан. Эти обороты уместны в должностной инструкции.

Они обозначают обязательность выполнения требований рабочей дисциплины, безопасности. Если такие утверждения обращены к вам не в рамках ваших обязанностей, вы вправе усомниться в их уместности: Порядочный человек должен заниматься благотворительностью, возможно уместнее так: Мне близки по духу люди, которые занимаются благотворительностью. 3. От морализаторства. Пристрастие к нотациям и нравоучениям, стремление «учить жить».

Вы узнаете моралиста, когда он начнет апеллировать к неким «общечеловеческим ценностям». Яркий пример морализаторства – старших нужно уважать.

4. От объективизации.Иногда мы проецируем вовне некоторые наши внутренние ощущения. Переход от ощущения («Мне душно») к объективному утверждению («Здесь душно») — не что иное, как переход от субъективного ощущения к объективному утверждению.

Почему объективация в оценочных суждениях, скажем так, неполезна, потому что она нивелирует чувства и ощущения других людей, которым, например, в этот самый момент вполне хватает воздуха. Таким образом, чтобы вас услышали, стоит избегать категоричности, обобщений, морализаторства и говорить только о своих чувствах.

Оценивать не человека, а событие. Кажется, что это легко, однако способность просто описать факт и свои чувства по отношению к произошедшему, а не выносить суждения о себе или других людях, о ситуациях и поступках, не вешать ярлыки и не давать оценки: плохо или хорошо, требует определенной работы над собой.

Что такое фактический характер?

Фактическое суждение констатирует уже свершившееся событие.

Именно поэтому мнение, которое носит фактический характер, невозможно опровергнуть. Не знаете свои права? Подпишитесь на рассылку Народный СоветникЪ. Бесплатно, минута на прочтение, 1 раз в неделю.

Подписаться Те события, которые уже случились, подлежат анализу и последующей оценке.

Примером суждений, которые имеют фактический характер, могут быть следующие фразы:

«кризис в экономике приводит к увеличению процента безработных граждан»

, «после окончания войны потребуются затраты на восстановление разрушенных городов».

Эти утверждения не несут эмоциональной окраски, они лишь констатируют наступление событий и то, что произойдет после них.

Честь, достоинство и деловая репутация: защищаем правильно!

16 марта 2016 года ВС РФ издал обзор практики, разъясняющий как разрешать дела по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации (Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утв.

Президиумом ВС РФ 16 марта 2016 года; далее – Обзор). Так, высший судебный орган подчеркнул: содержащиеся в оспариваемых высказываниях оценочные суждения, мнения, убеждения не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, если только они не носят оскорбительный характер (п.

6 Обзора). Эксперт информационного-правового портала «ГАРАНТ.РУ» подготовил материал, посвященный практическому применению этого обзора и попросил мнения генерального директора компании «ЮрПартнерЪ» Антона Толмачева. Фабула делаИстцы обратились в суд за защитой чести, достоинства и деловой репутации. В обоснование заявленных требований они пояснили, что ответчик во время телевизионного эфира обвинил истцов в коррупции.

Суд первой инстанции частично удовлетворил заявленный иск, снизив размер компенсации морального вреда в пять раз, с 2,5 млн до 500 тыс.

руб. в пользу каждого из двух истцов (решение Савеловского районного суда г. Москвы от 28 апреля 2010 года № 33-21470). Кассационный суд оставил данное решение без изменений (определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 июля 2010 года по делу № 33-21470).В надзорной жалобе ответчик указывал, что спорное высказывание, прозвучавшее в телеэфире, – его личное мнение, не является обвинением и не может быть признано не соответствующим действительности и порочащим честь, достоинство и деловую репутацию истца.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ указала: поскольку высказывание ответчика начиналось словами «Считаю, что.», нижестоящие суды должны были установить, являлось ли оно утверждением о фактах либо представляло собой выражение субъективного мнения. При рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст.

152 ГК РФ и проверить которые на предмет соответствия их действительности нельзя (п.

9 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3

«О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»

).На основании того, что нижестоящие суды при рассмотрении указанного дела не учли разъяснения Пленума ВС РФ, а также допустили нарушение норм процессуального права, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ отменила состоявшиеся судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (определение ВС РФ от 14 июня 2011 года по делу № 5-В11-49). Антон Толмачев, генеральный директор компании «ЮрПартнерЪ»:»Странно, что при рассмотрении указанного дела ни суд, ни стороны не инициировали проведение лингвистической экспертизы.

Я считаю, что только филолог в состоянии оценить, содержатся ли в спорном высказывании сведения о фактах и событиях, возможна ли их оценка с точки зрения достоверности, носят ли они оскорбительный характер.

Кроме того, эксперт может определить возможные интерпретации спорного высказывания другими лицами. После проведения экспертизы суду осталось бы только установить, порочат ли изложенные сведения честь, достоинство и деловую репутацию того, о ком они были распространены.На мой взгляд, такой порядок сбора и оценки доказательств помог бы суду избежать субъективизма и принять единственно правильное решение».

Источник:

Понятие и виды оценочных понятий

Понятия точного значения придают уголовному закону качество формальной определенности. Они применяются тогда, когда необходимо жестко закрепить различные признаки состава преступления (объекта, признаков объективной стороны и т.д.) способом, не допускающим никаких исключений. Понятия точного значения обеспечивают точность, краткость и последовательность выражения государственной воли в уголовном законе, способствуют единообразному применению уголовного законодательства.

Но, с другой стороны, в силу своей однозначности, жесткости, ограниченности круга охватываемых явлений (предметов) эти понятия не всегда отвечают задачам уголовного законодательства. Поэтому законодатель наряду с понятиями точного значения широко использует понятия оценочные. Последние являются весьма своеобразным инструментом, применяемым законодателем при конструировании уголовного закона, его своеобразие заключается в том, что оценочные понятия – понятия высокоабстрактные – дают возможность законодателю включить в область правового регулирования большое количество явлений, состояний, отношений и т.д., отличающихся различными эмпирическими свойствами.

Оценочные понятия – это понятия, содержание которых непосредственно раскрывается лишь в процессе применения правовых норм в пределах зафиксированной законом общности, путем оценки конкретных обстоятельств каждого случая на основе правосознания субъекта, применяющего закон. К видам оценочных понятий относят количественные, качественные и смешанного типа. Количественные оценочные понятия характеризуются тем, что они выражают определенную меру отражаемых ими явлений.

Эта мера может характеризовать такие стороны явлений, как масштабы деятельности (“крупные размеры”), размеры преступных последствий (“крупный ущерб”) и т.д. Уточнение содержания этих понятий производится с учетом количественных критериев, которые могут быть выражены числом, например, определенной денежной суммой. И если эти критерии закреплены в самом законе, то понятие из оценочного превращается в понятие точного значения, о чем говорилось выше.

Так, в настоящее время хищение считается совершенным в крупных размерах, если стоимость похищенного в 500 раз превышает минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством Российской Федерации. Этот критерий установлен в самом законе (примечание 2 к ст.

158 УК РФ). Качественные оценочные понятия не могут быть выражены при помощи количественных критериев. Если для количественных оценочных понятий характерна преимущественно одна (количественная) сторона явления, то особенность содержания качественных оценочных понятий является совокупностью определенных эмпирических признаков.

Например, для установления “общеопасного способа” (п. “е” ч.2 ст. 105 УК РФ) необходимо учитывать конкретный способ совершения преступления (поджог, взрыв, и т.п.), наличие реальной опасности для жизни и здоровья большого числа людей, то есть совокупность признаков, которая соответствует содержанию указанного оценочного понятия. Наряду с количественными и качественными оценочными понятиями в уголовном законодательстве имеются понятия смешанного типа, которые предполагают наличие и количественной, и качественной оценки.

Оценочные понятия смешанного типа отличаются сложной структурой. Такие понятия, как “существенный вред”, “тяжкие последствия” и другие предполагают, с одной стороны, причинение материального ущерба, с другой – вреда нематериального (неимущественного) характера в виде вреда, причиненного здоровью людей, нарушение нормальной деятельности предприятий, учреждений и т.п. Установление “существенности” или “тяжести” вреда в случае причинения имущественного ущерба предполагает использование количественных критериев, в то время как ущерб нематериального характера требует других критериев оценки – качественных.

Дата добавления: 2015-07-15; просмотров: 1128 | Нарушение авторских прав Читайте в этой же книге:Конкретное и абстрактное при квалификации преступлений | Применение логических форм и законов логики при квалификации преступлений | Понятие состава преступления и его функции | Схема: Элементы состава преступления | Схема: Классификация составов преступления | Ведение.

Новые статьи

Надежда Ирина Олег Бесплатная психологическая помощь онлайн, анонимно, 24/7! Отношения в парах, кризисы и травмы, депрессия и другое.

+ +